Блог vy-soglashaetes

Регистрация

Календарь

<< Ноябрь 2013  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Теги

стихи 

На странице

RSS - подписка

2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12

меня так бесят излишне дружелюбные ко всем люди, моральные проститутки.

я свободна, я не знаю, куда от себя бежать
как меня сейчас олицетворяет это невероятное чувство
находить в мелочах искусство
снова спать по ночам
по утрам не писать о грустном
не шептать «как мне пусто,Господи, как мне пусто»
не любить тебя ни на грамм

как научишься выживать с любовью и прочими глупостями
Бог отпустит тебя, заново свяжет по швам
снова станешь легкой, цельной, смеющейся
и не будешь мучиться без того, кто сломал

я бы сказала, как себя чувствую, но я не чувствую.

и сколько в окно не смотри,
и сколько не жди среди ночи,
и сколько ему не звони,
абонент вас больше не хочет.

ну извините.

он мне звонит всегда очень пьяный,
говорит: «детка я заебался,
привези водки и анаши.»
он опять с кем-то спутался,
или подрался,
или влез в карточные долги.
я вылезаю то из машины,
то из постели,
то из под друга,
и еду его спасти.
мне же, конечно, ни к черту,
не к месту
и не ко времени,
даже не по пути…
он открывает —
небрит неделю,
а пахнет, собака, корицей и табаком.
я наливаю:
ему — некрепкий горячий кофе,
себе — сто водки.
он, как щенок, лижет мне ладонь..
«я заебался.. ты слышишь, детка?»
и дальше, впрочем, варианта три:
он либо разносит квартиру к черту,
либо в туалете блюет негромко,
либо ебет меня часа три.

мой милый Маяковский.

Если с неба радуга свешивается или синее без единой заплатки — неужели у вас не чешутся обе лопатки?! Неужели не хочется, чтоб из-под блуз, где прежде горб был, сбросив груз рубашек-обуз, раскрылилась пара крыл?! Владимир Маяковский

а он стоит весь такой пьяный-убитый

и смотрит не на меня а сквозь и я ощущаю спазмы в грудной клетке там где однажды сломалось и видно ещё не срослось я по-тихому хлопну дверью ты только мне обещай что я навсегда останусь первым люблю целую прощай

а гладить по щеке, по рукаву,

держаться, расставаясь, разве честно? ты думаешь я всё переживу? а как — тебе уже не интересно. раз так решил, пусть будет тишина, и пусть она меня заполнит тоже. ты думаешь была я влюблена? нет. я люблю до одури, до дрожи. пусть дождь растянет капли по плащу, а ветер треплет зонтик что есть силы. ты думаешь, что так и не прощу? а я тебя давно за всё простила… как всё же не хватало нам тепла! лишь холод иногда менял оттенки. ты думаешь, что я легко ушла? да. за угол и вниз спиной по стенке.

он приедет, до боли родной и немного уставший,

дверь откроет и молча шагнёт на любимый порог, и обнимет и скажет: "вернулся к тебе, опоздавший. ты прости — я и раньше хотел, так случилось — не мог. так мечтал я к тебе поскорей всё забыть и приехать, только вот не пускали работа, заботы, дела.. я скучал по улыбке твоей и по звонкому смеху, и я знал как давно.. и как долго.. меня ты ждала". он обнимет тебя и замрёт, наслаждаясь покоем.. тусклый свет заискрится в прозрачных немых зеркалах. твои пальцы к губам — поцелуями нежно покроет, и поймёшь — он с тобой, тот, которого долго ждала.

обычно хорошие девочки, допустим по имени Даша,

выходят замуж все в белом, за бывших любимых наших. потом в 6 утра им варят, овсяные, блядь, каши, а вечером тупо смотрят, по ящику Нашу Рашу. хорошие девочки Даши, 5 дней в неделю степенно перебирают бумажки, чинно сидят в отделах. потом их мужья непременно, делают суперкарьеры, переезжают в столицы, московские интерьеры. обычно у девочек Даш, очень довольные лица, кроме редких минут, когда по ночам не спится. когда их мужья встают, и тихо закрывшись в ванной, звонят бывшей любимой, допустим по имени Анна.

я очень рад, что у нас нет общих фотографий, иначе бы я сдох

я останусь прочерком, душевнобольным анонином. только чтобы не встретиться взглядом, только чтобы пройти мимо. это как знаешь, состричь волосы длиною в пол. меняемся. любим кофе,кушаем сэндвичи смотрим футбол. обещания самой себе, я-идиот со стажем. в мои то годы чувствую себя намного старше. на «ты чего так вздыхаешь?» снова же тяжелый вздох. «я очень рад, что у нас нет общих фотографий, иначе бы я сдох.»

итак, раз. два. три.

1. Я помню платье её, это прекрасное синее платье. Помню ноги, бледные, словно утро в забытой деревне. Многие, кто говорил, что она, как богиня, потом вдруг сходили с ума, и их, совершенно безумных, водили под ручки, как стариков. 2. Особо красивой кожа была у неё за ушами, и даже не скажешь об этом никак, и для этого нету на свете достойных метафор. 3. С тех пор, как я встретил её, на языке моём вертится слово. Тяжкое сладкое слово, им захвачены все мои думы. Я не сплю, чтобы помнить и не крикнуть во сне, и ряды не пополнить безумцев.

вот так нахуй.

Спи с ней, Кури с ней, Иди нахуй с ней. Что угодно делай с ней. А меня не трогай.

обними меня,

обними, что есть сил. меня никто никогда не любил, разве, что врал, что любил. обними меня, обними до хруста двенадцатых позвонков, до забрызганных кровью стен. я твой личный пока еще врач, твой скоросшиватель проблем. я твой личный пока еще только Бог, твой пока еще раб. давай, обними же меня, обними. пока ты совсем не ослаб.

мам.мам, прости.

Прости меня — мам. Кричи. Бей за мат по губам. Прости меня — мам. Я тебе ежедневно лгу. А ты веришь моим словам — мам. Если бы ты только знала. Как на душе по ночам завывают кошки. И никакие собаки не залижут шрамы к весне. Я так хотела казаться взрослей. Что постарела за этот год ровно на век. Прости меня — мамочка. Прости. Что из меня вырос плохой человек.

я не сигарета/не бутылка полусухого,

во мне есть плюсы и минусы. я материк новый. я не открыта для всех, кому не лень в плавь пуститься, может, не перелетная, но и не синяя птица. ищи за горизонтом ту, что может иначе, что будет ждать, пока ты с друзьями где-то на даче, которой все равно, с кем ты встречаешь рассветы, а я хочу быть для кого-то единственной/первой. смотри по сторонам, не пропусти свое счастье, а я устала бороться за вспышки чего-то, мне иногда просто хочется чьих-то объятий, и не смотри на меня надменно сурово. в моих словах только то, что правдой считаю, в твоих всегда много слизи, что двигает дальше, ведь для скольжения нужно — я понимаю, но стоит все-таки знать границы у фальши. и если б не уважала, хотя бы немного, то не писала тебе строка за строкою, я за тебя помолюсь своему Богу, но больше не потянусь вслед за тобою..

я ради тебя превращусь в море,

впитаю в нутро своё все слёзы мира, только чтобы тебе никогда больше не было больно. только чтоб сердце твоё никогда-никогда не застыло. я ради тебя превращусь в небо, буду жонглировать яркими звёздами, буду освещать луной бездну голубых твоих глаз, печально-серьёзных. я ради тебя отращу крылья, и стану прозрачнее вод байкальских. хранителем-ангелом на твоё имя. я буду молиться в поднебесьях райских. я люблю тебя, помни. без доказательств и фактов. я люблю тебя, знай. и пусть умру, но во снах возвращусь обратно..

я бы сказала «не скучайте без меня» .. но вы же и так не будете.

вывернись наизнанку не бойся это совсем не больно я зашила прошлую ранку самой острой, новой иголкой не пей слишком много кофе не забывай на работе пиджак. я сегодня в самой новой кофте только ты не заметишь никак не корми себя небылицами пожалуйста, крепко спи. ты умрешь когда-нибудь тоже потерпи.

взяв микрофон и сдерживая смех, я вскрикнул, уподобившись мерзавцу: - а эту женщину любил я меньше всех! и указал на брошенную пальцем. она стояла посреди толпы: толпа смеялась, потирая руки! я видел, как меняются черты ее лица от поглотившей скуки. я наблюдал спокойный, добрый взгляд; в ее глазах блуждало безразличье к безумцам, что кусают и шипят — ..я меньшился от этого величья. ушла она под угасавший смех больной толпы. а я стоял и мялся; ведь эту женщину любил я больше всех. но по сей день ей в этом не признался

этот мальчик мог бы свести с ума любую

если бы захотел у него что ни день — то десятки лиц, голосов и тел он не знает, что у всего есть свой предел и живет, как последний раз, как будто бы завтра — расстрел этот мальчик щелкнет пальцами и ты будешь у его ног не пытайся бежать, за попытку к бегству могут выпустить пулю в лоб или в душу, тогда ты и вовсе труп и умирай всю жизнь потом, вспоминая вкус его губ не дави на жалость, на него не действуют эти приемы ты не первая, кто жалеет что с ним знакома только выхода нет закрыты вокзалы и аэродромы ты не можешь вернуться домой, ты рядом с ним уже дома он всегда слишком спокоен, как будто знает, что его ждет он как будто просит кого-то: эй, ну пусть мне еще пару раз повезет, и, обещаю, я соскочу. что у него на уме не понять ни по мимике, ни по голосу. ни ученому, ни врачу разве что прибору для чтения мыслей, но кажется, он и ему соврет. он не изменяет тем, кто ему близок, дело в том, что ты такою ему не стала ты однажды приедешь к нему объясниться, расстаться; придешь, глотая слезы — ты слишком устала ты однажды решишься на это, сколько можно страдать по бездушным придуркам? приедешь, откроешь своим ключом дверь. а там полная пепельница окурков, пустая бутылка и рядом осколки бокала - как будто в ярости кинул кто-то и он спит, круги под глазами, обкусаны губы и на полу альбом с вашими фото

Нелетной тебе погоды. /пожалуйста, оставайся/

и притворяйся невыспавшимся, безразличным, насквозь больным, немым, прожигавшим годы, совсем отдаленно родным. Мы ведь из одной породы. Откуда такая мода на мятные карамельки и сизый вонючий дым? Другим расскажи про холод, что так от меня сквозит… Ты так безнадежно молод, мужчина в тебе еще спит так сладко и беспробудно… Мне трудно сказать тебе «здравствуй». Прощаться же — невозможно. Поэтому я безбожно Смотрю на тебя и лгу, что это — совсем не щипет, давай, заливай зеленкой царапину на груди. На чьей-то засвеченной пленке покоится кадр, где у нас еще всё — впереди

ванильно написала:D или принципы простите)

они вечно пахнут ванилью и карамелью мне эти фразы " не поняли, не долюбили» так надоели они пьют кофе аж с начала апреля черный кофе на подоконнике — это 7 дней в неделю у них мальчики сахарные и ебанутые эти девочки их так любят что обязательно раза три в день умирают. они ежедневно собирают кофейные зерна и летят продавать таким же, как сами что бы было, если б этим солнечным крылья пообрезали? я пью сладкий час, но все же он у меня ванилью не припорошен он вполне обычный. этой гадостью меня не купишь а у этих девочек сон не сон, то снится море, то, сука, бывший и сны обязательно вещие и мечты несбыточные говорят, мальчики их такие мачо говорят, пальчики их такие ломкие губки такие тонкие и брови домиком говорят, они леди карамельные и ванильные. и утром они все такие некрасивые и недовольные сигареты у них ментоловые и мысли клубничные а тут по утрам никакой клубники сидишь пьешь чай и не о Париже думаешь, как эти а о чем-то личном. у них мальчики-это привычка в 13 лет они выросли, припечатались ванилью мальчики все покрываются пылью а они ими задыхаются. ________ …ты пахнешь мной а не какой-то там сладкой ватой, не карамелью, ни шоколадом а мной. пойдем, выпьем сладкого чая без мяты, ванили и прочей хрени я люблю, когда твои руки на моих коленях пойдем, нам с тобой закон не писан а ваниль ваниль оставит этим солнечным крысам.

2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12